Русская разведка жила за счет рекламы — Заграница : Власть

Разработка сети российских разведчиков-нелегалов заняла много лет, признают в ФБР. Они пользовались фальшивыми документами, в течение долгого времени оставались на дне и «старались спрятать любые связи между собой и Россией», говорится в обвинительном заключении. По данным ФБР, до отправки в Америку все российские разведчики прошли спецподготовку по следующим направлениям: иностранные языки, коммуникативные навыки, специфические приемы вроде передачи друг другу предметов и информации на ходу в толпе (метод flash meeting), шифрование, навыки конспирации, диверсионных операций. Американские спецслужбы в обвинительном заключении называют имена девяти раскрытых нелегалов: Ричард Мерфи и Синтия Мерфи (конспираторы из Нью-Джерси), Кристофер Р. Метсос, Дональд Говард Хизфилд и Трейси Ли Энн Фоли (бостонская группа), Майкл Зоттоли и Патриция Миллс (конспираторы из Сиэтла), Анна Чапман и Михаил Семенко (связные), Хуан Лазаро и Вики Пелаес в материалах следствия обозначены как Yonkers Conspirators конспираторы из Йонкера (город на юго-востоке штата Нью-Йорк).

Попав в поле зрения агентов ФБР, нелегалы быстро оказались под контролем. В операции были задействованы камеры наружного наблюдения в общественных местах, электронные письма разведчиков прочитывались, телефоны стояли на прослушке, в домах были установлены «жучки».

Дональда Говарда Хизфилда и Трейси Ли Энн Фоли окончательно выдали фотографии, сделанные в 20−летнем возрасте.

В их банковской ячейке агенты ФБР нашли негативы фотографий Трейси. На одном из кадров агенты увидели торговый знак «ТАСМА» и выяснили, что пленка сделана еще в СССР.

Потом выяснилось, что человек с именем Дональд Говард Хизфилд, документы которого использовал нелегал, мертв. А Хуан Лазаро прокололся, когда рассказывал Вики Пелаес о своем детстве в Сибири.

Взаимодействие Сейчас обвинение нелегалов строится на следующих фактах, которые, по мнению ФБР, указывают на то, что все перечисленные люди связаны друг с другом. 14 января 2000 года, сообщает следствие, Вики Пелаес получила пакет с наличными от представителя российских властей.

Кристофер Метсос получил сумку с деньгами 16 мая 2004 года.

Наличные передавал чиновник постоянной миссии России в ООН. А 20 июня Ричард Мерфи передал деньги Метсоса другому нелегалу Майклу Зоттоли. 23 сентября того же года Синтия Мерфи обсуждала с мужем Ричардом, как более эффективно собирать информацию Москве.

Параллельно Дональд Говард Хизфилд встречался с чиновником американского правительства, интересуясь разработками в сфере ядерных военных технологий.

3 октября 2004 года Хизфилд обсуждал с Трейси Ли Энн Фоли, как лучше переправлять информацию в Москву.

8 июня 2006 года Патриция Миллс ездила в Уортсборо с Майклом Зоттоли.

Там Зоттоли выкопал из земли контейнер с деньгами.

Эти деньги зарыл Кристофер Метсос, утверждают в ФБР. В августе 2007 года Хуан Лазаро получил пакет с деньгами от представителя российского правительства. А 26 сентября 2009 года Ричард Мерфи передал Майклу Зоттоли деньги, полученные от российского чиновника.

ФБР утверждает, что раскрыло шифр, которым пользовались российские разведчики.

Информация передавалась посредством картинок. Изображения-шифровки размещались на общедоступных сайтах в интернете, в частности под видом рекламных объявлений.

По данным Infox. ru, один из сайтов, связанный с Анной Чапман, которую ФБР считает связной российской нелегальной сети, это domdot.

ru. В 2005 году в руки агентов ФБР попал листок бумаги, на котором было написано «alt», «control», «e» и дальше 27 картинок.

На основе этих данных техники ФБР дешифровали программу.

Получив доступ, американская контрразведка смогла прочитать более 100 шифровок на рекламных баннерах и картинках. Финансовый центр Коллег из штаб-квартиры Службы внешней разведки нелегалы называли «Центром», пишут агенты ФБР, принимавшие участие в их разработке.

Перед Центром разведчикам приходилось отчитываться о расходах.

В одной из шифровок бостонская разведгруппа пишет, что получила из Центра $64,5 тыс., плюс самостоятельно заработала почти $14 тыс., на вклад в банке поступило $76 в виде процентов. Расходы семьи разведчиков были такими: за аренду отдали $8,5 тыс., услуги ЖКХ $142, телефон $160, лизинговый платеж за машину $2180, страховка $434, бензин $820, учеба на курсах $3600, на адвокатов и врачей потратили $700 и $139 соответственно, еда и подарки обошлись в $1230, ремонт компьютеров $460, обеспечение «легенды» $4900, проезд к местам встреч $1125 и еще тысяча на другие расходы.

Конспираторы из Йонкера Хуан Лазаро и Вики Пелаес привезли из Южной Америки $80 тыс. В процессе разработки агенты ФБР выяснили, что предполагаемым российским разведчикам передали восемь сумок, в каждой из которых было по $10 тыс. В Южной Америке они и передавали информацию российскому правительству, настаивает американская контрразведка. ФБР удалось записать разговор между Хуаном Лазаро и Вики Пелаес: Лазаро: Ты когда поедешь?

Я собираюсь черкнуть «невидимку».

Тебе надо будет передать это, вложив в книгу. Пелаес: Ох. Ну о’кей. Лазаро: Я тебе дам несколько чистых листов бумаги, там будет все, что нужно.

Разведгруппа из Нью-Джерси торговалась с СВР из-за прав собственности на дом, утверждают в ФБР. Разведчики купили резиденцию Montclair House и запросили у Центра одобрение на владение этим домом. Но в Москве решили, что дом должен принадлежать ведомству, этот вопрос якобы решал лично директор Службы внешней разведки.

В ответ разведчики написали сообщение: «Чтобы сохранить хорошие рабочие отношения, мы больше не станем оспаривать ваше желание владеть этим домом. Но мы удивлены, что Центр увидел в оформлении дома на нас отклонение от цели нашей миссии здесь.

Хотим заверить вас, что мы ничего не забыли. Мы считали, что покупка дома поможет нам дольше задержаться здесь.

Это удобный способ решить проблему с жильем и показать обществу, что мы такие же, как они. Но мы помним, что дом куплен на фиктивные имена». Ричард Мерфи вообще не был доволен работой на СВР, уверяют контрразведчики из США. Им удалось записать разговор Мерфи с Кристофером Метсосом: на жалобы Мерфи его коллега ответил: «Ну, я просто счастлив, что не я твой куратор».

Сам Кристофер Метсос опытный разведчик-нелегал получал деньги от второго секретаря российской миссии в ООН (его имя следствие не разглашает) в ходе flash meetings, мимолетных встреч. 16 мая 2004 года на железнодорожной станции Forest Hills в Квинсе появились Метсос и российский дипломат.

У обоих были одинаковые оранжевые кейсы.

Нелегал быстро пошел вверх по лестнице, а сотрудник дипмиссии вниз и на середине они незаметно перекинули друг другу портфели.

Через несколько часов на этой же станции Метсос встретился с Ричардом Мерфи и сказал ему: «Ты его встретишь. Ты скажи ему, что дядя Паша его любит.

Он поймет.

Чудесно побыть Дедом Морозом в мае!». Метод flash meetings был использован для взаимодействия со всеми членами разведгрупп, следует из материалов ФБР. В Центр, в Москву Разведчики могли летать в Москву.

Для этого они вылетали в одну из европейских стран, там получали фальшивый паспорт и по нему покупали билеты в Россию. Так, в январе 2010 года Ричард Мерфи получил инструкции из Центра о встрече с представителем СВР в Риме.

Пароль был таким: «Извините, мы не встречались на Мальте в 1999−м?». Отзыв: «Да, действительно!

Это было в Валетте, но в 2000−м». В руках Мерфи должен был держать номер журнала Time. Если он перекладывал журнал в левую руку, это было сигналом опасности.

Для поездки в Москву нелегалу выдали паспорт на имя гражданина Ирландии Юнана Джерарда Доэрти.

По легенде, IT-специалист ехал в Москву по специальному приглашению российского топ-менеджера (его имя ФБР не разглашает). Полная версия обвинительного заключения опубликована в The New York Times.

Комментарии запрещены.

Поиск