Необъятный объем

Соучредитель компании Hive Studio Серболюб Хетлерович по первому образованию авиадиспетчер, по второму — экономист, а по профилю деятельности — чистильщик снега. «Начавшаяся этой зимой 3D-лихорадка совпала с небывалыми московскими снегопадами,— поясняет он.— У двух явлений есть еще одна общая черта: все знали, что они произойдут, но когда это случилось, все оказались не готовы».

Зато сейчас желающих заняться освоением свалившейся с небес манны хоть отбавляй — конференции, посвященные созданию стереоконтента, неизменно собирают аншлаги. Экономисты Джордж Акерлоф и Роберт Шиллер сказали бы, что рынком овладело стадное чувство.

По их мнению, массовая уверенность в будущем создает пузыри, что приводит к экономическому росту. Однако этот эффект кратковременный — настроение людей меняется, и наступает спад.

Стереоформат вдохнул жизнь в полумертвый российский кинорынок. По данным журнала «Кинобизнес сегодня», с 1 декабря 2009-го по 30 мая 2010-го кинотеатры России и СНГ продали билетов на $554 млн, что на целых 73% больше, чем в прошлом году.

Треть всех сборов пришлась на фильмы в формате 3D. Цифры впечатляющие, но долго ли продержится оптимизм? 3D — технология не новая.

Впервые заявку на патент метода воспроизведения стереоскопического изображения зарегистрировали в конце XIX века. Почему же бум стереокинематографа начался лишь в XXI столетии?

Дело в потребительской психологии.

Некогда маркетолог Джеффри Мур обосновал феномен пропасти, разделяющей ранний и зрелый этапы жизненного цикла технологического рынка.

По Муру, массового потребителя интересуют не новые возможности, которые дает инновационный продукт, а удобство пользования им. Более 100 лет 3D-рынок пребывал на ранней стадии: добиться высокого качества воспроизведения не удавалось, и стереокино было областью интересов чудаковатых новаторов.

Так, принятое Серболюбом Хетлеровичем в 2004 году решение бросить телеанимацию и заняться стереографикой выглядело странным — он ухудшил свое финансовое положение. «Несколько лет я сидел на небольших деньгах, но верил, что передовой формат пробьет себе дорогу»,— говорит дизайнер.

С тех пор Хетлерович превратился в бизнес-кочевника — его студия несколько раз меняла название и переходила от одного работодателя к другому. Уверенность была основана на том, что условия для прорыва уже существовали.

Линзовые растры давали гораздо более качественное изображение, чем использовавшийся ранее анаглиф, а технология Dolby 3D позволяла показывать фильмы на обычном киноэкране. Нужно было убедить кинопрокатчиков, что стереокинематограф ожидает успех у массового зрителя.

За рынок эту работу проделал Джеймс Кэмерон, но у Хетлеровича был свой маленький «Аватар». Прошлой осенью к нему обратились представители сети кинотеатров «Луксор», пожелавшие конвертировать в стереоформат документальный фильм «Невероятное путешествие черепашки» (тогда его студия была частью компании 3DTV Vision).

Но демонстрационные материалы, показанные Хетлеровичем, заказчики «зарубили».

Раздосадованный дизайнер стал искать способ сделать качественную кинопрокатную копию и нашел инструкцию в интернете (ранее он и не подозревал, что ее можно сделать «на коленке»). Создав новый вариант, Хетлерович снова пришел в «Луксор», но менеджеры уже не стали с ним встречаться.

«Мы сидели в пустом зале с киномехаником и смотрели ролик,— говорит Хетлерович.

— Он был в восторге».

Через два часа Серболюбу позвонили из «Луксора» и предложили контракт. Сейчас проблем с убеждением прокатчиков в целесообразности 3D нет, но есть другие трудности.

Комментарии запрещены.

Поиск