Areej70 — «Караван+я» — Маленькая ситуация о однозначно великий семье

«Караван+я» — Маленькая ситуация о однозначно великий семье Многодетное семейство Крошкиных — не вполне обычное. Подобные им семьи сейчас редкость, но именно на таких и держалась всегда Россия. Дети там воспитываются в атмосфере любви, которая основана на христианских ценностях, а также любви к искусству. Все ребята (их ни много, ни мало четверо) очень артистичны, играют с ранних лет на музыкальных инструментах — неудивительно, что любящие родители Владимир Дмитриевич и Лидия Владимировна стали победителями в областном конкурсе «Семья-2010» в номинации «Родительский подвиг». Знакомство будущих многодетных родителей случилось в Москве в начале 90-х в храме. Оба были людьми верующими и пришли на катехизические курсы, которые тогда только открылись. — Помню, стоит такая скромная девушка, про которую я сразу же подумал: «Вот это моё», но после тех курсов мы разъехались: она — в Тверь, я — в Самарскую область, где тогда жил. Стали переписываться, — рассказывает глава семейства Владимир Крошкин.

— Потом приехала она ко мне, мы пошли за благословением к батюшке, он благословил, сказал ещё, что мне очень повезло. Затем было обручение, которое тоже надо было выдержать, а уж после, через полгода, венчание в Москве.

Оба были из простых семей, что называется, «бесприданники». Женились в 1993-м году, когда инфляция составляла чуть ли не 100% в год. На торжество не было ни копейки, хотели даже от него отказаться, но друзья сказали, что такое событие бывает лишь раз в жизни, его обязательно надо отпраздновать, и собрали на свадьбу «всем миром».

Какой-то бизнесмен даже пожертвовал пару килограммов колбасы.

— Будучи людьми воцерковлёнными, мы понимали, что венцы, которые кладут новобрачным на головы — не столько царские, сколько мученические, потому что жить в браке — огромный труд, — говорит Лидия Крошкина.

— Но знали об этом отвлечённо, потому что влюблённость по природе своей не ждёт беды. Влюблённым всегда кажется, что всё так и будет легко и просто.

Первый ребёнок родился через год после свадьбы, ещё через год появился на свет второй, и оба — мальчики. Многие сочувствовали, что у Крошкиных два сына, но сама Лидия поняла, что жизнь резко изменилась, когда её младшенький пошёл.

— Тогда я поняла, что один сын плюс один — это не два, а как минимум три, — говорит она. — В доме нельзя было навести порядок — дети всё поднимали вверх дном — тем более они оба по характеру очень шустрые, и физически с ними было нелегко. В финансовом отношении тогда было не менее трудно.

Хоть Володя и работал на семи (!

) работах, денег порой не хватало даже на молоко.

Но именно тогда молодая семья стала понимать, что главное — уметь радоваться тому, что у тебя, пусть мало, но есть.

— Мы жили с мамой и сестрой, и все были бюджетниками, зарплаты им задерживали, и когда Володя приходил домой с зарплатой (или той частью, которую ему выдали), он спрашивал: «Какой у нас на сегодня долг?». Мы с мамой называли эту сумму.

«Ну, в этом месяце мы просто молодцы!», — говорил он. А жить «в долг» пришлось ещё несколько лет. Перед рождением третьего сына дефолт 1998 года чуть не уморил семью голодом.

Маме Лидии пришлось выйти на работу — работала в детском садике, в который пошли её старшие дети.

— Как ни странно, рождение младшего сына совпало с улучшением нашего материального положения, — делится Лидия Владимировна. — Но нас поджидало испытание нравственного характера: Ваня родился с врождённым пороком — ампутацией пальцев на левой руке.

Лёжа в роддоме, я пыталась справиться с этой неприятной новостью: ну, подумаешь, зато в армию отдавать не надо; это ведь левая рука, а не правая; подумаешь, на фортепиано играть не будет! Потом врачи предложили пересадить Ванечке пальцы с ноги.

Такие операции всегда очень сложные и рискованные. Мы решились пересадить один пальчик, но даже упорные тренировки привели лишь к пассивным движениям, и от дальнейших операций мы отказались.

А на фортепиано, кстати, Ваня всё-таки играет, и играет неплохо — у него много грамот и дипломов (это второй его инструмент). Имея троих сыновей, Крошкины всегда хотели девочку.

Их мечта сбылась, когда в 2005-м году на свет появилась маленькая Ася. К сожалению, малышка тоже родилась с врождённым пороком, только внутренним — атрезией пищевода.

С первых же дней врачи боролись за её жизнь — и победили, хотя все последствия операции не побеждены до сих пор. — Зато мы подружились с врачами, — говорят родители.

— И стали понимать, что если твой ребёнок не умирает, то остальное — мелочи.

Ася стала в нашей жизни новым рубежом.

Несмотря на слабое здоровье, она активная, умная, разговорчивая девочка, любит рисовать, писать буквы, петь и играть на ударных инструментах. Все дети в семье Крошкиных талантливы, и есть в кого — Владимир Дмитриевич профессиональный музыкант: играет на трубе и флейте, поёт в хоре тверской филармонии «Русский партес».

У Лидии Владимировны, хоть и нет специального музыкального образования, очень хороший слух. Старшие дети, Саша и Илья, играют на гитаре.

Глядя на них, пятилетний Ваня стал просить родителей отдать его на гитару.

Но так как это было невозможно, а ребёнок проявлял удивительную настойчивость, педагог посоветовал отдать его на балалайку.

Инструмент пришлось «переделать под него»: перетянуть струны, чтобы они располагались в правильном порядке, так как Ваня играет на балалайке как левша, держа гриф в правой руке. Теперь Ваня — лауреат многих конкурсов, «заразил» балалайкой друзей, и они тоже играют на этом не пользующимся среди музыкантов большой популярностью инструменте.

Учится Ваня в Москве в Центре семейного обучения, филиал которого, кстати, возможно, скоро появится в Твери. Саша в этом году перешёл в десятый класс (собирается в будущем получить высшее музыкальное образование), а Илья подал документы в тверское музыкальное училище на народное отделение.

— В какой-то степени мы с мужем люди несовременные, — рассказывает Лидия Крошкина. — Мы не даём детям проводить свободное время у телевизора или компьютера.

Мы им объяснили, что компьютер — это не игрушка, а рабочий инструмент.

Они не могут войти в систему без нас, а телевизора у нас дома вообще нет. Поэтому дети читают книги и играют в нормальные, а не виртуальные, игры. Принцип такой: предлагать детям только высококачественные в культурном смысле вещи.

Например, фильмы, книги, музыку, музеи, выставки, спектакли.

Мы очень любим ездить в культурные центры и просто дышать воздухом высокой культуры.

Регулярно посещаем Москву: побывали в Третьяковке, в Музее изобразительных искусств им. Пушкина и др. Ездили в Калининград, Ригу, Владимир, Суздаль, Валдай, Новгород и др. места.

Каждое лето выезжаем в летние семейные палаточные лагеря, где стараемся выстраивать жизнь более правильно и с расчётом на детей, чего не удаётся в городе. Мы там общаемся, мастерим, ставим спектакли, читаем, путешествуем на байдарках или пешком, ходим в лес, делаем различные конкурсы и, конечно, занимаемся музыкой.

Основой своей семьи Крошкины считают православную веру. — Мы воспитываем детей в духе православия, — говорит Владимир Крошкин.

— Я старшим сыновьям говорю: «Скоро у вас начнётся студенческая жизнь, всяческие соблазны, как собираетесь преодолевать искушения?

». Они говорят: «Пап, ты не волнуйся, мы справимся!

». И, наверное, справятся — мои дети были единственными в классе, кто не курил и не ругался матом. Слишком много запрещать тоже нельзя, ведь запретный плод сладок.

Илья, например, увлекается рок-музыкой, я не запрещаю, понимая, что у каждого возраста свои предпочтения, всё надо просто «перерасти» в своё время.

Раньше он слушал тяжёлый рок, вроде «Короля и шута», тогда я ненавязчиво дал ему послушать классику рока — «Deep Purple», «Арию» и т. д., он «переключился».

С премии «Семья» я купил ему электрогитару, и теперь у нас дома звучит электронная музыка. У Ильи, как у мамы, хороший слух, он поёт партию баритона, в том числе в церковном мужском хоре.

В церковь Крошкины ходят каждое воскресенье, а по большим церковным праздникам (на Пасху и Рождество) ездят с концертами в Дом престарелых. — Мы поняли, что для одиноких пожилых людей общение с детьми — это огромная радость, во время одного из концертов Асю передавали из рук в руки, как переходящее знамя, — всем хотелось подержать малышку на руках, — рассказывает Лидия Крошкина.

— Мы считаем, что настоящая семья не должна жить только для себя, как бы хорошо и уютно ей не было.

Она должна искать общения с другими людьми, знакомыми и незнакомыми, отдавать тепло всем, кто в нём нуждается. В этой способности отдавать, совместно отдавать, и есть, на наш взгляд, самое большое счастье.

А свою семью мы считаем очень счастливой.

Комментарии запрещены.

Поиск